Дзю-дзюцу и дзюдо
История возникновения дзю-дзюцу и дзюдо
История дзюдо берет свое начало с эпохи раннего средневеко­вья, когда в Японии произошло размежевание между спортивной борьбой и самурайским боевым единоборством. Последний был известен под названием ерои кумиути, что означает рукопашный бой в доспехах. Основателем этого вида боя считается аристократ Сакаэда Мурамаро, живший в эпоху Нара, хотя некоторые считают, что это искусство развивалось с начала ведения первых войн.
Пик популярности ерои кумиути отмечался в период между XI—XV вв. Расцвет этого вида боя стал предпосылкой для появ­ления дзю-дзюцу. Техника борьбы ерои кумиути была рассчитана на схватку безоружных или имеющих минимальное количество подручного оружия противников. Она не отличалась разнообрази­ем и состояла из незначительного числа бросков и захватов, базо­вым элементом ее техники был подход к противнику с последую­щим захватом, при котором обе стороны стремились занять наи­более выгодную позицию.
Большая часть приемов ерои кумиути перешла в различные школы дзю-дзюцу, где ученики постигали искусство выполнять захва­ты за открытые места, в частности руки, шею и суставные соеди­нения, и за счет этого проводить эффективный бросок или залом конечности. Для достижения этой цели разрешалось также приме­нять удары кулаком и пинки, но эти способы борьбы использова­лись редко, т.к. при этом можно было серьезно травмировать руку о стальные доспехи.
Позже в школах дзю-дзюцу начали использовать простой обо­юдоострый нож кодзука, который бойцы прикрепляли к ножнам меча или к поясу. Первоначально арсенал приемов дзю-дзюцу со­стоял из бросков через спину, через грудь, через голову в падении, через бедро и через колено, передней и задней подножки, несколь­ких видов подсечек и различных болевых приемов на руки и ноги. Сюда же входили некоторые приемы освобождения от захватов, рассчитанные на защиту от двух нападающих. В некоторых школах дзю-дзюцу бойцам разрешалось использовать все предметы вооружеиия. Особо популярным был прием защиты от нападения сзади, в котором предполагался захват козырька шлема, а затем удушающий прием ремешком либо затылочной частью шлема с целью нанесе­ния серьезной травмы шейных позвонков. Металлическое кольцо, предназначенное для крепления колчана на задней стороне панциря, при броске нередко использовалось в качестве «рукоятки».
В XVI в., когда появилось огнестрельное оружие, был изобре­тен более совершенный вид панциря. Он имел вид чешуи, состоял из тонких железных пластин и назывался гусоку.
 
Позднее стала при­меняться его уменьшенная разновидность, состоявшая из набед­ренника, наколенников и латных нарукавников, которая называлась когусоку, что в переводе означает «малый доспех». Так же была названа разновидность нового боевого единоборства, во многом схожая с современным дзю-дзюцу.

Изобретение когусоку приписывается Такэноути Хисамори. Со­гласно одной из японских легенд, в 1532 г. этому человеку во сне явился горный монах отшельник, который показал ему пять спосо­бов захвата и удержания врага путем применения болевых приемов, а затем подробно объяснил преимущество легкого обмундирования перед тяжелым. Некоторые считают, что школа дзю-дзюцу, родона­чальница дзюдо, ведет свое происхождение именно с этой ночи. Упоминания о дзю-дзюцу содержатся в рассказах памятника древ­ней письменности «Повести о ныне уже минувшем» ( «Кондзя-кумоногатари»). На основании этого можно предположить, что в те времена существовали школы восточных единоборств, действо­вавшие при дворах феодалов и в буддийских монастырях, однако большинство из них были засек­речены. С полной уверенностью можно сказать лишь, что в эпоху великих войн между кланами Тай-ра и Минамото дзю-дзюцу систе­ма рукопашного боя была извест­на как самураям, так и норвежс­ким викингам.
Свидетельством этому могут служить эпические повести XIII в., в частности «Повесть о доме Тай-ра» ( «Хэйкэ моногатари») и «По­вести о великом мире» ( «Тайхэй ки»),   Где   можно   встретить   множество батальных сцен. В них есть моменты, когда воины выбива­ют противника из седла, затем прыгают на него, чтобы задушить или зарезать. Новые воинские искусства, в т.ч. и дзю-дзюцу, появ­лялись в Японии в результате торговых и дипломатических кон­тактов с Китаем и Кореей. Особенно оживленные контакты между этими государствами отмечались в период между VIII и IX вв., но позже они были свернуты.
Термин «дзю-дзюцу», что в переводе означает «искусство мяг­кости и податливости», можно встретить также в корейских и китайских школах кулачного боя. Происхождение этого термина связывают со знаменитым изречением Лао-цзы о воде, побеждаю­щей камень. Кроме того, в памятниках эпохи Токугава упоминает­ся важная роль в становлении и развитии дзю-дзюцу китайского царедворца, мастера ушу, Чэнь Юаньбина. Этот человек прибыл на японские острова в 1558 г. и остановился в Эдо — буддийском храме Секоку-дзи, где основал школу воинских искусств. В нее принимались не только монахи, но и миряне. Самые способные его ученики впоследствии стали основателями школ дзю-дзюцу. В эпоху Токугава таких школ насчитывалось около семисот.
Огромная заслуга в становлении и развитии современного дзю­до принадлежит школам Киторю и Дайто-рю. Следует также упо­мянуть школу Араки-рю, соединившую кэн-дзюцу и дзю-дзюцу. Она была основана в начале XVII в. Наряду с этими школами су­ществовало еще множество направлений, имевших связь с дзю-дзюцу. Все они синтезировали уже известные виды борьбы и оже­сточенно соперничали друг с другом. Основные удары и броски в них не отличались особым разнообразием. Различались лишь спо­собы постановки дыхания и способы регуляции энергии. На осно­ве деятельности всех этих школ было создано дзю-дзюцу, а затем универсальные системы борьбы — дзюдо и айкидо.
  (дзюдо)

Несмотря на то, что дзю-дзюцу, прародительница дзюдо, впер­вые упоминается в китайских источниках, родиной дзюдо счита­ется Япония. Этот вид борьбы является одним из самых молодых из всех восточных боевых искусств. Его рождение совпало с поли­тическими и экономическими преобразованиями в Японии, в результате которых отсталая феодальная страна превратилась в круп­нейшую и влиятельную мировую державу.
В 1868 г. произошло очень важное для Японии событие: была уничтожена власть сегуната Тогугава. Преобразования коснулись и армии. В короткие сроки была создана регулярная армия, заменив­шая княжеские дружины. Тысячи самураев лишились места служ­бы, потеряли право на ношение мечей и стали представителями третьего сословия. Многие из них устремились в город и, смирив­шись с потерей влиятельного положения, переквалифицировались в служащих, учителей, врачей и т.д.
Но некоторые самураи не смирились с создавшимся положени­ем и воспользовались ситуацией. Учитывая тягу народа к традици­онным духовным ценностям, они начали широко пропагандиро­вать различные виды национальной борьбы, среди которых первое место занимала борьба дзю-дзюцу. Между школами возникло серь­езное соперничество, и борьба за лидерство часто приводила к воо­руженным конфликтам. Сложившаяся ситуация требовала корен­ных перемен.
Спасти старинные воинские искусства от позора и поругания решился доктор, профессор Дзигаро Кано. Этот человек родился в 1860 г. в небольшом приморском городке Микагэ, расположенном неподалеку от Киото. Почти все любители восточных единоборств считают Кано основателем дзюдо, но на самом деле это не так. Термин «дзюдо» применялся в одной из многочисленных школ дзю-дзюцу. Поэтому вернее говорить, что Кано является талантли­вым учеником и продолжателем дела мастеров борьбы и восточ­ных мыслителей, а не создателем и первооткрывателем нового вида борьбы.
Кано был потомком небогатого самурайского рода, с ранних лет проявлял интерес к гуманитарным дисциплинам и в процессе об­разования проявлял усидчивость и настойчивость. В годы учебы в университете Дзигаро Кано начал волновать вопрос о смысле жиз­ни, и он всерьез стал задумываться о способах достижения гармо­нии тела и души. К восемнадцати годам он твердо решил посвя­тить себя дзю-дзюцу, т.к. нашел этот вид спорта подходящим спо­собом совершенствования и тела, и духа. Он с удовольствием стал осваивать трудную технику бросков и ударов и в скором времени добился успехов, чем завоевал уважение у многих выдающихся ма­стеров и преподавателей по борьбе дзю-дзюцу.
По окончании университета Кано успешно сдал экзамены в выс­шую школу пэров, считавшуюся одним из самых престижных учеб­ных заведений в Японии. Но любовь к воинским искусствам по­будила его отказаться от блестящей карьеры, и в 1882 г. при храме Эйсе в Токио он основал собственную школу под названием «Ко-докано», что в переводе означает «Дом постижения Пути». Новое направление борьбы подразумевало большую мягкость в движени­ях, податливость и умение уступать.
Слухи о деятельности новой школы с молниеносной скоростью распространились в народе, и в школу «Кодокано» устремились тысячи желающих, в основном простых людей. Однако соперни­чать с традиционными видами японской борьбы было не так про­сто, и, для того чтобы дзюдо утвердился в стране как национальный вид спорта, Кано пришлось приложить немало усилий.
Сторонники традиционных японских видов борьбы встретили деятельность «Кодокано» с насмешками и скептицизмом. Лидеры старых школ публично обвиняли «Кодокано» в отсутствии практи­ческой базы и называли Кано книжным червем, не способным дать ничего нового своим ученикам. В печати неоднократно появля­лись обвинительные статьи против школы «Кодокано». Главы не­которых школ провоцировали стычки между своими привержен­цами и учениками Кано.
Неизвестно, чем бы закончился этот конфликт, если бы в дело не вмешались власти, которые решили упорядочить деятельность школ различных восточных единоборств. В 1886 г. начальник уп­равления имперской полиции назначил проведение решающего матча с целью выбрать в качестве эталона самую эффективную школу борьбы. В командных состязаниях приняло участие по 15 мастеров из каждой школы. В отборочных соревнованиях между всеми шко­лами дзю-дзюцу ученики «Кодокано» продемонстрировали блестя­щие результаты. Они одержали победу в 13 поединках из 15, при­чем две оставшиеся схватки закончились вничью. Победа «Кодока­но» укрепила превосходство дзюдо над старыми школами дзю-дзю цу, на деле доказав единство теории и практики. В скором времени новый вид борьбы стал широко применяться в полиции и в ар­мии, а еще через несколько лет стал обязательной частью обучения в средних и высших учебных заведениях. Технический комплекс приемов «Кодокано» продолжал совершенствоваться.
Техника дзюдо была официально утверждена в 1887 г., но Кано еще долгие годы продолжал работать над теорией воинских ис­кусств. В 1922 г. по его инициативе и под его руководством было создано культурное общество «Кодокано», девизом которого стали заповеди Кано: «Наиболее результативное приложение силы» и «Взаимное благоденствие». Основным принципом нового вида борьбы стало достижение победы путем мягкости, податливости и умения уступать. Технической и практической базой для дзюдо стало дзю-дзюцу.

В последующие годы Кано продолжал рассматривать и изучать биографии мастеров дзю-дзюцу, а также другие старинные виды бо­евых искусств. Он стремился к тому, чтобы для молодого поколения дзюдо стало новой моралью и идеологией, отражающей веяния но­вой эпохи. В результате многолетних трудов и размышлений он при­шел к выводу, что любая цель, будь то захват или бросок, выполнен­ный определенным способом, управляются единым принципом, который позволяет наиболее эффективно использовать физическую и духовную сущность человека. На основе одного принципа он раз­работал разнообразные методы нападения и защиты.
Пик популярности дзюдо отмечался в 60-е гг. XX в. Желающих освоить приемы и технику дзюдо было огромное количество, но для того, чтобы попасть в секцию, нужно было пройти жесткий отбор. Много места отводилось дзюдо на страницах печати. Но в 70-е гг. популярность дзюдо резко снизилась. Любители восточных единоборств предпочли кунг-фу и каратэ.
Много сторонников и поклонников дзюдо как нового прогрес­сивного вида борьбы нашлось и в России. Большая заслуга в этом принадлежит Василию Ощепкову. Окончив школу «Кодокано», он занимался пропагандой дзюдо в нашей стране. Первоначально он знакомил с дзюдо всех желающих, но позже понял, что успехов в новом виде борьбы могут достигнуть только люди с достаточным уровнем спортивной подготовки. Поэтому позже в свои группы для занятий он принимал только инструкторов по физкультуре, работников милиции и военных.
Его преподавательская деятельность пришлась на трагичные для России годы репрессий. Страшная участь не обошла стороной и его: по доносу приближенных Ощепков был репрессирован и рас­стрелян. После его смерти дзюдо официально был объявлен «анти­народным» видом спорта, несущим в массы бунтарские настроения. Несмотря на это, ученики Ощепкова продолжили его дело и создали на основе дзюдо новый вид борьбы — самбо. И только в 1986 г. традиции дзюдо как самостоятельного вида восточных еди­ноборств вернулись в нашу страну.

Ходзёдзюцу — это средневековое японское боевое искусство связывания пленника верёвкой. Этими навыками владели воины, выполнявшие полицейские функции. Слово «ходзёдзюцу» состоит из трёх частей: «хо» (этот иероглиф также читается «тори»), что значит «хватать», «арестовывать», «захватывать», «дзё» (иероглиф также читается «нава») — «верёвка», и, конечно, «дзюцу» — «искусство», «умение». Таким образом, иероглифы, составляющие слово «ходзёдзюцу», можно прочитать и как «торинава-дзюцу».

Умение связывать требовалось для одновременного решения двух практических задач: не дать пленнику бежать, но при этом сохранить его жизнь, что было актуально в период междоусобных феодальных войн, когда пленник мог быть обладателем важной информации либо был ценен как заложник, которого можно было обменять на захваченных противником вождей своего клана. Ещё одной сферой, где применялось связывание, было уголовное производство: задержание, конвоирование и допрос подозреваемых в совершении преступлений. В силу ряда обстоятельств в Японии в этих целях, равно как и для осуществления многих других действий из повседневной жизни воинов (взнуздывания и седловки лошади, подъёма по стене, привязывания лодки, боевого облачения и др.) использовалась именно верёвка.

 

Вообще, различные средства и способы обездвиживания пленников, от верёвки до кандалов и колодок, в средние века применялись практически во всех странах, но разработать столь сложную, в мельчайших деталях продуманную систему и возвести её в ранг искусства смогли только японцы. Ходзёдзюцу входило в набор навыков, обладать которыми должен был каждый воин, и наибольшее распространение получило в кровавый период междоусобных войн Сэнгоку Дзидай (1467-1568). Нижние чины полиции, комоно, официальные помощники (дружинники) гойо-укики, а также неофициальные помощники, многие из которых были обычными бандитами, переметнувшимися на сторону власти, и назывались окапики, обучались основам ходзёдзюцу. Согласно некоторым источникам, связывать противника считалось ниже самурайского достоинства, и эта работа доставалась обычно досинам, то есть самому нижнему слою в среде самураев, и их подчинённым, которые, зачастую имея дело с высокопоставленными пленниками, конечно же, стремились не причинить им вреда, чтобы невзначай не навлечь беду на свои головы, а всего лишь эффективно связать и доставить в целости и сохранности по назначению. В автобиографических записках Араи Хакусеки (1657-1725), главного советника сёгуна Токугава Иэнобу, рассказывается, как его отец отругал его, застав подростком за метанием верёвки, и объяснил, что сам, будучи на службе, всегда носил с собой верёвку, но лишь на случай, если у помощников её при себе не окажется, и никогда ею не пользовался, так как это не подобает знатному лицу.

Пленников связывали по-разному, в зависимости от их происхождения и положения в обществе. По способу связывания можно было определить, к какому сословию (дворянскому, воинскому, крестьянскому, ремесленническому, торговому, монашескому, священническому или же к нищенскому) принадлежит как сам пленный, так и тот, кто его захватил. Кроме того, если человека признавали виновным в чём-либо, способ связывания указывал и на совершённое им преступление. Особые приёмы были разработаны для обращения с теми, у кого сильные руки, с особо гибкими людьми (в частности, с ниндзя, некоторые из которых могли сами вывихнуть себе сустав, чтобы высвободиться), а также с пленниками, ведущими себя агрессивно, впавшими в безумие, и с женщинами. В зависимости от решаемой задачи варьировалась длина используемой верёвки, от полуметра (и даже меньше — для связывания пальцев рук и/или ног) до более чем десяти метров. В основном верёвки делались из туго скрученного льняного волокна, отбитого до мягкости. Шёлковые верёвки использовались редко из-за того, что шёлк скользит, и в основном для тренировки на соломенных или бумажных чучелах. В некоторых случаях полагалось применять пеньковую (то есть изготовленную из волокна конопли) верёвку.

В эпоху Эдо (1603-1868) для указания на статус пленника и совершённое им преступление верёвки стали окрашивать в разные цвета. Так, белая верёвка означала мелкое правонарушение, а синяя — тяжкое преступление. Высокопоставленных пленников иногда связывали фиолетовой верёвкой, тех же, кто происходил из низших слоёв общества, — чёрной.

Согласно другим источникам, цвет верёвки определялся исходя из менее прагматичных соображений и соответствовал принятой символике для обозначения четырёх времен года и соответствующих им четырёх сторон света (пленник сажался лицом в этом направлении) и четырёх мифических существ — покровителей: синий — весна, восток, дракон; красный — лето, юг, феникс; белый — осень, запад, тигр; чёрный — зима, север, черепаха. В дни собаки (конец июля — начало августа) применялась жёлтая верёвка. Позднее эта символика была отброшена, а цвет верёвки, белый или индиго, стал указывать лишь на то, какое подразделение полиции занимается этим заключённым.

Следует вспомнить, что японцы крайне чувствительны к вопросам достоинства и чести. Быть связанным считалось позором, а унижение страшнее смерти. Поэтому при нарушении правил связывания к ответу могли призвать и самого блюстителя порядка. Поскольку виновным в преступлении человека может признать только суд, до вынесения приговора подозреваемых, хотя и связывали, но обозначали это эвфемизмами наподобие «оборачивания» и не завязывали верёвку узлами, и тогда это уже не считалось позором. В таких случаях вместо узлов верёвку закрепляли скользящими петлями, крепили зазубренными крюками к одежде либо пропускали концы сквозь металлические кольца и держали за них.

Узлы вязались также в зависимости от конкретной поставленной задачи, их было великое множество, как простые и быстрые, так и скользящие, самозатягивающиеся в случае сопротивления арестованного или его попыток высвободиться. При конвоировании группы пленников их связывали одной длинной верёвкой в цепочку друг за другом за запястья. Обычная длина верёвки, использовавшейся для сопровождения одного пленного, составляла около семи метров. В принципе для того, чтобы связать противника, в дело шло даже сагэо — верёвка для привязывания ножен самурайского меча.

Кроме того, техника вязки выбиралась в зависимости от требуемой степени обездвиживания пленника. Можно связать руки так, что пленник может, например, есть, но не может вступить в схватку, ноги — так, что он может стоять, но не может идти, или может идти, но не может бежать, или может отойти лишь на определённое расстояние; а можно и зафиксировать его так, чтобы он вообще не шелохнулся.

Верёвку для ходзёдзюцу держали сложенной так, чтобы при разматывании она не путалась, и хранили в рукаве или кармане кимоно, длинные верёвки иногда затыкали под оби. Наиболее важной задачей было подавить сопротивление врага в то время, как его связывали, причём только одной рукой, так как другая в это же время занималась верёвкой. Потому большую помощь оказывало знание тайцзи, то есть активных точек на теле человека. Порой для того, чтобы пленник вёл себя смирно, его клали ничком, а над его шеей втыкали в землю меч лезвием вниз, что отбивало желание шевелиться.

Помимо верёвки, как уже отмечено, в ходзёдзюцу применялись и другие приспособления, как, например, зазубренный крюк на верёвке, который метали в убегающего врага. Зацепившись за одежду, крюк валил человека с ног, и его хватали до того, как он успевал освободиться. Затем его опутывали замысловатой верёвочной паутиной, полностью его обездвиживавшей. Крюк также вставляли пленнику в рот или втыкали в узел причёски, чтобы подавить сопротивление.

Четыре основных правила ходзёдзюцу состоят в том, чтобы:

* Не позволить пленнику высвободиться;
* Не причинить ему физического или психического вреда;
* Сохранить технику вязки в тайне;
* Сделать обвязку красивой.

Интересно, что, поскольку конкретные приёмы варьировались в зависимости от местности, при транспортировке преступника по стране непосредственно перед тем, как передать его в руки конвоя из другой провинции, его освобождали от верёвки, чтобы даже коллеги не могли подсмотреть, как он связан. Конвой обычно состоял из четырёх человек, и пока один вязал, остальные становились вокруг в кольцо, и не только для того, чтобы преступник не мог бежать, но и чтобы скрыть процесс от любопытных глаз.

Связывание верёвкой использовалось и в качестве пытки. Фиксация в позе лобстера (ноги скрещены и подтянуты вплотную к плечам спереди, руки сложены за спиной и зафиксированы, руки и ноги через плечи стянуты так, что попытка опустить ноги задирает руки, и наоборот) или подвешивание на заведённых за спину руках, даже если верёвка обхватывает торс и руки не выламываются из суставов, уже через довольно короткое время начинает причинять острую боль, а допросы на востоке осуществляют очень и очень неспешно.

Приёмы ходзёдзюцу, наряду с техникой бросания верёвки и обездвиживания захваченного противника, были впервые формализованы в рамках школы Такено-ути Рю (XVI век) и затем вошли в репертуар многих (до 150) рю, то есть школ боевых искусств, в том числе дзюдо.

С реставрацией Мэйдзи (1868) искусство ходзёдзюцу пришло в упадок. В современной Японии мастеров ходзёдзюцу осталось очень мало. Одним из них был покойный сэнсэй Симицу Такадзи Даи из школы Синдо Мусо, который с поражающим воображение проворством и изяществом захватывал и связывал противника. Однако почти во всём в Японии существует преемственность, и ходзёдзюцу не умерло совсем. В арсенал полицейских до сих пор наряду с наручниками входит и двухметровая верёвка. Ею удобно пользоваться при задержании сопротивляющегося правонарушителя (например, буйного пьяного) или нескольких человек; в последнем случае их привязывают друг к другу. Верёвкой в Японии огораживают от публики места происшествий, используя её как кордон. Кстати, использованием верёвки японская полиция обязана именно сэнсэю Симицу Такадзи, продемонстрировавшему своё мастерство специальной комиссии в 1927 г. и затем преподававшего ходзёдзюцу полицейским в рамках курса дзюдо. Запрет на занятие боевыми искусствами, введённый после поражения Японии во Второй мировой войне, не затронул ходзёдзюцу, рассматривавшееся к этому времени уже как неотъемлемая часть навыков патрульного полицейского. В послевоенный период основные приёмы были адаптированы к потребностям современной жизни.

Ходзёдзюцу — интересная и таинственная составная традиционных боевых искусств, в полной мере отражающая специфику японского мировоззрения.